почему мы в технологическом социальном тупике

"Теплица социальных технологий", Юлия Каленкова, 15 июля 2019 г.

Источник: https://te-st.ru/2019/07/10/mikhail-pozidaev-about-what-inclusion-not-work/

IT-индустрия в интересном положении — это технологический социальный тупик. Для незрячих есть адаптивные технологии и специальные программы обучения. Проблема первых — исключительно формальная доступность, а вторых — оторванность от реальности. Я уверен, что ситуацию можно и нужно менять. Над этим мы с коллегами работаем уже несколько лет.

Объясню на примере. С одной стороны, в IT-продуктах, например в Windows, достаточное количество функций, которыми могут пользоваться незрячие. Физически возможность нажать на кнопку, не глядя на нее, есть. С другой стороны, эта доступность сама по себе мало полезна, когда нужно решать комплексные технические задачи.

Еще пара примеров: для незрячих создан нотный редактор GNU LilyPond — если почитать, как он работает, можно понять, почему им пользуется буквально несколько технически продвинутых специалистов. В сфере образования есть интерактивные приложения, но сфера их применения сильно ограничена. Можно сделать тифлоцифровую таблицу Менделеева, но попробуйте подобным образом объяснить незрячему устройство кровеносной системы?

Программирование — отдельная история. Для человека, мало знакомого с IT, все выглядит просто: пишешь текст, компьютер его обрабатывает, и вот он результат. Но на деле все сложнее — это и вычислительная математика, и графические алгоритмы, и «упаковка» информации… Чтобы освоить эти навыки, слабовидящим нужны специальные устройства и, конечно, помощь специалистов.

Работа в IT — это комплексный процесс и растущий поток задач: просто знать кнопки недостаточно. Между физической доступностью и практической применимостью настоящая пропасть. Главный недостаток технических решений для слабовидящих — недостаточная функциональность. Чтобы решить эту проблему, мы создали платформу Luwrain. В команде проекта, помимо меня, есть специалисты Алексей Голошумов и Елена Теплых.

Luwrain позволяет работать с большинством текстовых документов, изучать страницы в
        Интернете и общаться в Сети, не используя зрение. Философия платформы — гарантированная
        доступность. Если возникает вопрос, можно ли через Luwrain решить какую-либо техническую
        задачу, ответ прост: «да».
        

Это написанная на Java пользовательская среда, в которой задействованы невизуальные способы взаимодействия человека с компьютером. Обратная связь осуществляется голосом или при необходимости через брайлевский дисплей. Одно из приложений платформы без установки Office «понимает» txt, html, doc, docx, xlsx и без обратной связи читает html и pdf. То есть Luwrain в этом смысле самодостаточен. Это достигается за счет множества готовых библиотек, созданных для Java.

Как подростки видят свое будущее

Я не верю в то, что все сайты в ближайшем будущем будут адаптированы для слабовидящих. Наша платформа позволяет осваивать IT с любыми ограничениями по зрению, но само ее применение под вопросом. Почему? Это не востребовано. В России количество незрячих и слабовидящих составляет порядка 200 тысяч человек, из них абсолютно слепых — половина. Сколько среди них пользователей ПК? Меньше, чем вы думаете, и уж точно недостаточно для полноценного внедрения Luwrain в широкую практику.

Незрячие уверены, что учиться трудно и не нужно. Они думают, что программирование никак не изменит их жизнь, а значит, и прикладывать усилия незачем. Это мнение подкрепляет и общественная парадигма, тиражируя стереотипы вроде «незрячий — это одинокий и замкнутый человек». Согласитесь, с такой «характеристикой» сложно устроиться на работу. Добавьте сюда невключенность государства, и мы получим достаточно плачевную ситуацию: со всех сторон бездействие.

Однажды я выступал перед параллелью одиннадцатиклассников одного из лучших учебных заведений для незрячих. На вопрос, куда вы будете поступать, 30% ответили — «учиться на массажиста». Массажист и музыкант — два классических пути трудоустройства. Что подростки думают о программировании? Это сложно, долго, неперспективно. А между тем все наоборот — да, изучение требует времени, но профессия позволяет отлично зарабатывать, не привязываясь к местонахождению.

Я говорю с такой уверенностью, потому что убедился в этом на собственном опыте. Зрение потерял, когда учился на первом курсе в Томском государственном университете. Ушел в двухлетний академический отпуск, но через несколько лет успешно окончил факультет информатики и защитил кандидатскую диссертацию по техническим дисциплинам.

Как Luwrain помогает слабовидящим

Мотивировать незрячего изучать программирование — невообразимый труд. Даже учитывая то, что преимущества Luwrain легко продемонстрировать. Платформа лишена недостатков стандартных утилит, которые незрячие обычно устанавливают поверх операционной системы. Последние работают медленно и в целом они трудны для применения на том уровне, где можно получить какой-либо полезный эффект.

В чем отличия Luwrain? Пользователи могут самостоятельно вносить изменения в программный код, подстраивая его под личные нужды. Платформа сделана как самораспаковывающийся дистрибутив (форма распространения программного обеспечения). Она включает в себя расширяемый набор приложений, с помощью которого незрячий человек легко взаимодействует с компьютером. Это комплексный продукт — он создан и для отдельных пользователей, и для целых организаций.

Luwrain подходит для личного применения (как самостоятельная ОС или приложение), в
        качестве средства подготовки рабочего места или обучения людей с нарушениями зрения
        (система адаптируется под конкретного сотрудника), или как инструмент для разработки
        собственных невизуальных приложений.
        

Но что нам это дает? Программирование нужно осваивать с детства, но попробуйте скажите слабовидящему ребенку, что он будет изучать утилиты и дистрибутивы. Ему и так сложно приспособиться к жизни. Одна из наших главных проблем — отсутствие адекватной педагогической практики. Здесь мало быть просто талантливым и профессиональным педагогом, нужна личная заинтересованность и гигантский запас терпения. У незрячих детей особая психика. Сейчас у нас три партнера: московская школа-интернат № 1 для обучения и реабилитации слепых, которую возглавляет Иван Вишневецкий, а также Национальный исследовательский Томский государственный университет и Томский государственный педагогический университет.

В частности мы работаем с заведующей кафедрой дефектологии ТГПУ Натальей Мёдовой, поскольку стремимся адаптировать процесс обучения, сделать его доступным и интересным для ребят. Это важно, когда мы хотим работать на перспективу и масштабировать опыт. Нельзя просто посадить ребенка писать код, нужно вдохновить его на эксперименты, ведь программирование — это и есть проверка гипотез, поиск лучших способов работы алгоритмов.

Работа идет медленно: сами незрячие, как уже говорил, слабо мотивированы — сказывается общая ситуация с трудоустройством в стране и отсутствие в информационном пространстве успешных примеров. Учебные заведения соответственно видят эту незаинтересованность и тоже снижают градус энтузиазма. Мы же как разработчики понимаем — потенциал таких IT-продуктов, как Luwrain, не раскрыт. Нами движет техническая увлеченность, а конкретно мной еще и собственный опыт — я знаю, что можно преодолеть трудности и получить классную профессию.

Как масштабировать опыт Luwrain

Поскольку платформа Luwrain бесплатная, многие интересуются вопросом финансирования проекта. История интересная. Однажды я познакомился с коллегой из Китая. Он основал в Шэньчжэне, Китай, компанию, которая занимается видеомонтажом. Особенность фирмы в том, что все сотрудники — люди с ограниченными возможностями, в основном с нарушениями опорно-двигательного аппарата. Они занимаются постпродакшн — обрабатывают видео, работая с заказчиками по всему миру. Им отдают задачи, на которые компании не хотят тратить ни время, ни ресурсы. Получилась такая работающая экономическая модель, которую я захотел взять на вооружение.

По возвращении в Россию на базе нашей компании мы начали создавать подобную систему выполнения заказов. В корпоративной среде масса рутинной работы, на выполнении которой можно сэкономить силы и деньги — от сортировок заявок колл-центра до верификации переводов. Мы привлекаем слабовидящих людей к выполнению подобных задач — получается стратегия win win. Для нас это самое эффективное коммерческое направление, потому что гранты — это разовая помощь (которую к тому же не так просто получить), а привлечение инвестиций требует выстроенной стратегии монетизации. Парадокс в том, что социальная значимость проекта не ставит его в выигрышное положение в бизнесе.

Сейчас у нас две проблемы, которые можно решить, лишь наладив сотрудничество со сторонними специалистами. Первая — стратегическая, вторая — информационная.

С точки зрения стратегии, нужно ответить на вопросы, какие научные сферы мы должны задействовать для развития (перспективы применения платформы достаточно широкие, но мы пока сосредоточены только на образовании), в какие сроки на какие результаты можно рассчитывать (именно такие вопросы о масштабировании задают нам инвесторы) и, наконец, какой общий эффект от применения платформы (это важно в общегосударственном масштабе, поскольку поддержка нам нужна всесторонняя).

Нам необходима компетентная стратегическая оценка: очертить пул задач и определить необходимые ресурсы для их решения. Я знаю, что образовательная платформа легко превращается в успешную коммерческую модель, но практики в данном вопросе нет — нужна помощь.

Вторая проблема, информационная, как раз затрудняет решение первой. У нас большая страна, не имеющая выстроенных связей с незрячими людьми. Как нам рассказать о проекте, заинтересовать в изучении платформы, наладить сотрудничество с регионами? Условно для слабовидящих есть три сайта, но их аудитория крайне мала и пассивна.

Между тем у незрячих огромный потенциал. Вспомните Джона Мильтона, диктовавшего свой «Потерянный Рай» (будучи слепым, английский поэт диктовал текст своим друзьям и дочери. — Прим. ред.), или Гомера — половина найденных древнегреческих литературных папирусов — отрывки из его произведений (традиционно Гомер изображается слепцом. — Прим. ред.). У слабовидящих невероятно развито воображение, просто пообщайтесь с ними и вы поймете образ их мышления, способность визуализировать все явления, события, слова. У таких людей развита самокритика и самоанализ, мозг компенсирует отсутствие зрительной коммуникации.

Многие, в том числе и сами незрячие, думают — проще всего наладить систему пенсионных выплат по инвалидности. Но я бы хотел, чтобы каждый ответил на вопрос: хотят ли они, чтобы в России были квалифицированные, социально интегрированные граждане? Если ответ «да», клубок социальных и экономических проблем будет распутываться.