23 октября 2017 г. Экзистенциальная истина филантропии

История Кевина Картера (фотографа, получившего Пулитцеровскую премию за фотографию умирающей от голода девочки со стервятником и затравленного до самоубийства) очень необычна. На мой взгляд, она заставляет задуматься над одной из самых главных особенностей любой благотворительной деятельности. Так ли это плохо, когда человек, занимающейся такой деятельностью, получает что-то для себя?

Более того, очень трудно помочь другому, если при этом помогающий ничего не получил для себя взамен. К примеру, если помогающий говорит, что так хоть жизнь проходит не зря, он всё равно думает прежде всего о себе, а не про того, кому он помог. И даже если хорошее дело подняло настроение, всё равно позитив получили и тот, кто его сделал, и тот, для кого оно было сделано.

Так что тут почти математика: некоторая доля награды в филантропической деятельности есть всегда. И это не так плохо. Лучше, конечно, если результат поступка существенно больше вознаграждения, но некоторая награда, пусть она выражается хотя бы только в самореализации, у благотворителя вполне законна. Любая подлинная самореализация так или иначе связана с тем, что это оказывает благотворное влияние на других людей.

Кевину Картеру просто не хватило духа признать, что снимок, действительно, помогает ему развиться творчески. Тем более, что на фотографии не девочка, а мальчик, который был вскоре накормлен.